Основания для изъятия ребенка из семьи

Содержание

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Основания для изъятия ребенка из семьи
Основания для изъятия ребенка из семьи

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей изсемьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 
[/attention][/attention][/attention]

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.
[/attention][/attention][/attention]

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

https://www.youtube.com/watch?v=Fdo5rXwJCZc

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/07/16/deti-opeka-sud/

Детей доверят судьям

Основания для изъятия ребенка из семьи

Изымать детей из семей в случае угрозы жизни и здоровью только по решению суда, который должен вынести свой вердикт в течение 24 часов, предлагается во внесенном в Госдуму законопроекте.

Авторы документа ссылаются на аналогичную норму в законодательстве РСФСР 1969 года, указывая при этом, что порядок отобрания разработан с учетом новых норм Конституции России. Опрошенные “Ъ” эксперты в целом одобряют инициативу, однако указывают на необходимость широкого общественного обсуждения документа и на ряд не до конца ясных моментов.

В частности, в законопроекте нет критериев для определения необходимости немедленного изъятия, которое допускается в документе в исключительных случаях.

Законопроект, который вносит изменения в Гражданский кодекс, Семейный кодекс и закон «О полиции», разработали депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас.

Они объясняют инициативу новыми положениями Конституции (авторы возглавляют рабочую группу по подготовке изменений): «В силу п. 4 ст. 67.

1 дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России… Реализация указанных конституционных положений требует от законодателя максимально эффективных механизмов охраны прав и интересов ребенка, а также обеспечения для него возможности жить и воспитываться в семье».

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Отобрание ребенка предлагается производить только «при непосредственной угрозе его жизни и здоровью по общему правилу на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства».
[/attention][/attention][/attention]

Суд должен будет рассматривать вопрос в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или полиции.

При этом «в исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки при участии прокурора и органов внутренних дел может изъять ребенка, составив акт с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни».

Авторы поясняют, что сейчас административный порядок отобрания ребенка при угрозе его жизни и здоровью закреплен в ст.

 77 Семейного кодекса, его производят органы опеки на основании акта органа исполнительной власти субъекта РФ: «Вместе с тем многолетняя практика свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)».

Господа Крашенинников и Клишас полагают, что «требуемый уровень правовой защиты интересов частных лиц способна обеспечить лишь судебная форма юрисдикционной защиты», и указывают, что Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года содержал правило об отобрании ребенка именно на основании решения суда.

Напомним, изъятие детей сотрудниками органов опеки или полицейскими неоднократно вызывало общественный резонанс. В 2015 году в больнице Санкт-Петербурга умер пятимесячный Умарали Назаров, которого забрали от матери из квартиры, в которой проживали мигранты из Таджикистана.

В том же году в больнице Новороссийска погиб трехмесячный Родион Тонких — одним из поводов для отобрания младенца стало недостаточное, по мнению сотрудников опеки, количество продуктов в холодильнике.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
В сообщении, которое распространила пресс-служба господина Крашенинникова, указывается, что причиной для вмешательства соцслужбы может быть нехватка игрушек, громкий плач, отсутствие отдельной комнаты у ребенка: «Произвольное вмешательство органов опеки и попечительства в дела семьи… иногда не имеют под собой не только реальной угрозы жизни или здоровью ребенка, но и связано с нежеланием оказать социальную поддержку».
[/attention][/attention][/attention]

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская полагает, что «сама идея о введении судебного подтверждения отобрания однозначно хороша», однако «нужно все продумать процедурно»: «Можно легко предположить, что по сложным историям, в которых суды не смогут разобраться за короткий срок, решения будут выноситься автоматически. То есть процедура может стать формальной: опека запрашивает, суд подтверждает». Среди положительных моментов законопроекта эксперт отметила указание необходимости присутствия на судебном процессе семьи ребенка, но предположила, что «за 24 часа семья может быть не уведомлена или же не будет достаточно трезва, чтобы добраться до суда».

Говоря о срочном отобрании детей при угрозе жизни, госпожа Альшанская отметила, что «невозможно на глазок сотрудникам опеки или полиции определить, умрет ли ребенок в течение нескольких часов»: «Я бы сильно подумала над адекватностью этой формулировки».

Она также отметила, что необходима процедура временного перемещения ребенка, например, к родственникам или друзьям семьи: «Сейчас нет процедуры срочной передачи доверенным лицам, а также нет механизмов дальнейшей работы с семьей».

«Хотелось бы, чтобы эту историю продумали и обсудили, в результате чего у нас появилась бы профессиональная система защиты детей»,— сказала Елена Альшанская, добавив, что ей неизвестно, с какими общественными организациями консультировались авторы проекта.

Адвокат, экс-омбудсмен Павел Астахов в разговоре с “Ъ” также поддержал законопроект: «Все внесудебные процедуры ведут к злоупотреблению, субъективизм играет в этих вопросах всегда пагубную роль».

«В законе должны быть прописаны все критерии и основания для срочных мер,— сказал он.

— Я, прежде всего, выносил бы документ на обсуждение родительской общественности и проводил обсуждение во всех общественных палатах».

Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4414960

Законопроект об ограничении изъятия детей из семьи: как он будет работать

Основания для изъятия ребенка из семьи

В начале июля в Государственную Думу был внесен пакет поправок, которые призваны ограничить внесудебный порядок изъятия детей из семьи.

Предлагаемые нормы направлены на обеспечение конституционных положений о защите семьи, создание условий для достойного воспитания детей в семье.

Сейчас над законопроектом работает профильный Комитет по государственному строительству и законодательству, рассмотреть его предполагается в осеннюю сессию.

В адрес редакции официального сайта ГД и социальных сетей поступают многочисленные вопросы с просьбой разъяснить положения законопроекта. Вместе с пресс-службой профильного комитета отвечаем на наиболее частые из них.

Угрозаребенку — что это значит и кто будет определять ее наличие?

Законопроект разработан в целях защиты семьи,создания условий для достойного воспитания детей в семье. Новые нормы направленына ограничение внесудебного порядка отобрания детей из семьи.

Предлагается передать вопрос отобранияребенка (при непосредственной угрозе его жизни или здоровью) из компетенцииорганов опеки и попечительства в компетенцию суда.

По поводу оснований для подачи заявления в суд об отобрании ребенка необходимо отметить следующее. Условия, в которыхнаходится ребенок, должны свидетельствовать о явной угрозе его жизни и здоровью.

То есть – о реальной возможностинаступления негативных последствий в виде смерти, причинения серьезного вреда егофизическому или психическому здоровью вследствие поведения родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Речь, в частности,идет об отсутствии ухода за ребенком, отвечающего его физиологическимпотребностям в соответствии с возрастом и состоянием здоровья.
[/attention][/attention][/attention]

Например, высокаястепень физического истощения ребенка и непредоставление ему в течениедлительного времени воды, питания, отсутствие ухода за грудным ребенком либооставление его на длительное время одного, без присмотра. Реальная степеньопасности для ребенка должна определяться в каждом конкретном случае с учетомвозраста, состояния здоровья, а также иных обстоятельств его проживания.

По законопроектуорган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение о нахождении ребенка в опасной ситуации, должны немедленно проверить эти обстоятельства.И, если по их мнению такая опасность действительно существует, то передать всенеобходимые доказательства в суд.

Суд в заседании с участием прокурора,родителей ребенка, самого ребенка (при возможности для него принять участие), а также при необходимости – иных заинтересованных лиц (родственников, психологови т. п.) решает вопрос о возможности или невозможности дальнейшего нахожденияребенка в данном месте.

Здесь важен индивидуальныйподход и оценка совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Отметим, чтосейчас вопрос об отобрании ребенка из семьи относится к компетенции органовопеки. Основанием для этого нередко является отсутствие нужных или наличие просроченныхпродуктов питания в холодильнике, нехватка игрушек у ребенка, отсутствиеотдельной комнаты, громкий плач малыша, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой, наличие синяков на теле ребенка и т. п.

Немало примеров того, когдамалообеспеченные семьи обращались за денежной помощью в государственные и муниципальные органы, чем привлекали внимание органов опеки и попечительства, и становились жертвами применения статьи 77 Семейного кодекса, которая позволяет этиморганам немедленно изъять ребенка из семьи. Решение принимается имисамостоятельно.

А родственники потом могут оспаривать действия органов опеки в суде.

Ктои по каким признакам будет решать, что есть риск наступления смерти ребенка в течение нескольких часов?

Напомним, что основаниячасть норм законопроекта посвящена судебной процедуре отобрания ребенка. В основеэтих норм заложена идея – спасти ребенка. Мерыпо немедленному внесудебному отобранию носят чрезвычайный характер. Их применениевозможно только в исключительных случаях, не терпящих отлагательств.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Еслисмерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвестиотобрание. То есть процедура будет коллегиальной — помимо органа опеки будетприсутствовать и прокурор, и представитель органа внутренних дел.
[/attention][/attention][/attention]

В настоящее времявопросы немедленного отобрания ребенка решаются индивидуально органом опеки.Прокурор при этом лишь уведомляется об отобрании. Он не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок.

К сожалению, при такой процедуре случается, что изъятие ребенка не имеет подсобой оснований реальной угрозы его жизни или здоровью, или более того, связаныс нежеланием оказать социальную поддержку многодетным семьям, семьям,нуждающимся в улучшении жилищных условий или оказавшихся в тяжелой жизненнойситуации.

Рисксмерти в течение нескольких часов — это сколько? Если есть риск смерти в течение нескольких дней — от недоедания, например — это подпадает под«несколько часов»?

Законопроектомпредполагается оперативная оценка ситуации, которая сложилась в каждойконкретной семье. Здесь важен индивидуальный подход и изучение совокупностивсех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Например, серьезноефизическое истощение малолетнего ребенка в течение длительного временинаходящегося без присмотра.

Конечно, сам по себе факт отсутствия продуктов в холодильнике не может быть таким обстоятельством, он должен быть оценен в совокупности с другими фактами.

Какродителям успеть подготовиться к суду, если его проводят в течение 24 часов?Как успеть найти подходящего адвоката за это время?

Прежде всего, надо понимать, что речь идето жизни ребенка. Степень социальной опасности ситуации высока. Поэтому предлагаютсятакие сроки.

Заявление об отобрании ребенкарассматривается в судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства,прокурора, родителей, других заинтересованных лиц (психолога, педагога и др.) и самого ребенка.

При этом в суде будет решен вопрос не об ограничении родительских прав и всеми вытекающими из этого последствиями, а только вопрос факта – может ли ребенок в сложившейся ситуации безопасно находиться дома. Лишение илиограничение родительских прав – это другой вопрос, который будетрассматриваться в отдельном процессе. На это обращается особое внимание.

Родители вправе нанять адвоката. В этом имможет быть оказана необходимая помощь. Надо обратить внимание, что по действующей процедуре наличие адвоката не предполагается в принципе –немедленное отобрание происходит вообще без санкции суда.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
К примеру, сокращенные срокипроцессуальных действий также предусмотрены в уголовном процессе — в отношении подозреваемого, задержанного при наличии явных следовсовершения преступления.
[/attention][/attention][/attention]

Почемусуд закрытый?

Разбирательствов закрытом судебном заседании должно обеспечивать неприкосновенность частной жизни граждан. Например,сейчас по ГПК РФ всегда в закрытых процессах рассматриваются дела, связанные с усыновлением (удочерением) ребенка.

Если бы заседание было публичным, то в зале могли быприсутствовать посторонние лица, т. е. публика или СМИ. А это может негативносказаться на состоянии ребенка, особенно если его психика и так былатравмирована опасной ситуацией. Кроме того, это может повлечьразглашение информации о частной жизни.

Какможно будет оспорить решение суда?

Решения могут бытьобжалованы в общем порядке – то есть в апелляции, кассации, и в порядкенадзора. Так, например, в соответствии со ст. 320.

1 ГПК РФ решение районного суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в верховный суд республики, краевой, областной суд, судгорода федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа.

Жалобаподается в течение месяца со дня принятия решения судом первой инстанции.

Посколькусудебное разбирательство будет проходить с участием прокурора, он также сможет оспоритьрешение суда, если посчитает, что интересы ребенка не соблюдены. Таким образом,вариантов защиты в соответствии с законопроектом становится больше, а не меньше.

Правда ли, что законопроект сделает возможным срочное изъятие детей из семьи по любымпричинам?

Нет, наоборот, законопроект предусматривает существенноеограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки. В суде должны быть представлены и исследованы все доказательстваи обоснования того, что действительно существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительствасамостоятельно, по их усмотрению, без учета мненияродителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованныхлиц.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Еслизаглянуть в отечественную историю, в семейном законодательстве СССР (Основызаконодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года,Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года)былаустановлена именно судебная процедура отобрания детей, независимо от лишенияродительских прав – в случае, если ребенок находился в опасности. А в исключительных случаях — при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка —орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленномотобрании ребенка, лишь уведомив прокурора, и обратившись впоследствии в недельный срок с иском в суд о лишении родительских прав.
[/attention][/attention][/attention]

Похожуюпроцедуру предлагается закрепить сейчас, но еще больше ограничив усмотрениеопеки. Указывается, что немедленное отобрание ребенка органами опеки можетпроизводиться только при участиипрокурора и органа внутренних дел — при наличии оснований полагать, что смертьребенка может наступить в течение нескольких часов. То естькогда промедление можетпривести к неминуемой гибели ребенка.

Какбудут наказывать чиновников из органов опеки, превышающих свои полномочия?

Предлагаемые нормы уменьшают возможные«превышения» и злоупотребленияполномочиями. Нормы направлены на защиту прав ребенка. Если все‑таки чиновникинарушают закон, то на них распространяются все общие меры ответственности,предусмотренные законодательством. Они должны будут возместить вред,причиненный незаконными действиями, т.

 е. к ним будут применены меры гражданско-правовойответственности. Также дисциплинарная ответственность – вплоть до увольнения. Возможна и уголовная ответственность – за халатность в соответствии со ст. 293 УК РФ. Если же в результатенезаконных действий органов опеки ребенок погибнет, то наказание — лишениесвободы до пяти лет.

Источник: http://duma.gov.ru/news/49126/

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки: причины, основания

Основания для изъятия ребенка из семьи

Последние изменения: Январь 2020

Законодательная расплывчатость и определение органами опеки и попечительства самостоятельно, когда возможно изъятие ребёнка из семьи, создало массу мифов и легенд о незаконном отобрании у нормальных родителей.

Представителям необходимо определиться с понятиями реальной угрозы для жизни и здоровья, создаваемых в силу безответственности, ненужности детей или злоупотребления вредными привычками.

Органы должны отделить случайность явления от закономерности при принятии решения, а затем выполнить действия в соответствии с установленным законодательством алгоритмом.

Основания и процедура изъятия

Единственное основание для немедленного отобрания детей в соответствии со статьёй 77 СК РФ – выявление непосредственной угрозы для жизни и здоровья.

Процедура изъятия ребёнка из семьи органами опеки включает алгоритм последовательного проведения действий:

  • наличия составленного акта от имени исполнительной власти или муниципалитета;
  • незамедлительного уведомления прокуратуры;
  • временного устройства ребёнка в детское учреждение до установления дальнейшего места постоянного пребывания;
  • обращения в судебный орган с исковым заявлением о лишении или ограничении родительских прав на протяжении семи дней после физического отобрания.

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки закон не допускает без акта исполнительной власти при отсутствии прямой угрозы для жизни или здоровья. Представители опекунского совета могут только произвести оценку жилищных условий. Как сопоставить показатели, таящие фактическую угрозу с её отсутствием?

Возможен двоякий подход при рассмотрении и анализе ряда критериев:

  1. Наличие запасов продуктов в холодильнике. При анализе содержимого и установлении нехватки продуктов питания до среднего уровня потребительской корзины на одного человека можно констатировать недоедание детей, несущее угрозу здоровью, а можно сделать заключение о временном невыходе в супермаркет, навёрстываемом и изменяющем в корне показатели одним посещением продуктового магазина или рынка.
  2. Синяки и ссадины на теле ребёнка. Наличие может свидетельствовать как о драке в детском учреждении, так и о рукоприкладстве родителей в воспитательных целях в пределах допустимых норм, не считающихся избиением и не несущим угрозы для здоровья и жизни.
  3. Нахождение родителей в состоянии алкогольного опьянения. Употребление спиртных напитков не запрещено законом, но опекунскому совету необходимо разграничить потерю контроля над ситуацией, способную привести к несчастному случаю в результате отсутствия контроля детского поведения. Следует отличать наличие агрессии, способствующей к необузданному проявлению, включая отношение к детям и просто приятное времяпровождение, не несущее угроз физической расправы или негативного влияния на детскую психику.

Образец акта об отобрании ребенка

Как отделить грань между употреблением алкоголя в безобидном количестве для всеобщего веселья и переходе в состоянии агрессии, чреватого опасностью по отношению к окружающим, ведь «от накрытых столов до пробитых голов» один шаг? Чтобы не допустить отсутствие выполнения собственных обязанностей в силу не придания значения обстоятельствам, государственные органы опеки отбирают детей, часто перестраховываясь и действуя по принципу: лучше забрать живого ребёнка, чем анализировать причины смерти.

Контроль и инициирование проверок органами опеки

Специалисты опекунского совета вправе посещать любую семью, проживающую на подведомственной территории (ст.122 СК РФ) с целью обследования жилищных условий, однако причинами для проведения проверки становятся сигналы о нахождении детей в опасности:

  • детского дошкольного или общеобразовательного учреждения, посещаемого ребёнком;
  • сотрудников медицинской организации;
  • правоохранительных органов;
  • соседей, родственников и знакомых.

За что могут забрать детей органы опеки? При получении травмы осуществить изъятие можно только в случае нанесения родителями и возбуждением уголовного дела правоохранительными органами. Изъятие ребёнка из семьи полицией с дальнейшим местом определения допускается при наличии вызова, выезда на место и фиксации опасности до обследования опекунского совета.

Телевизионные передачи про то, как забирает опека детей, научили родителей относиться с опаской к представителям службы.

Однако часто основания для проведения проверок инициируют сами дети, не в состоянии до конца оценить последствия вмешательства.

В частности, отказ родителей от покупки желаемой вещи может спровоцировать ребёнка на звонок по телефону доверия и сочинением несуществующей в реальности угрозы с последующими действиями представителей государства.

Встреча «визитёров» с родителями

 

Независимо от авторов «звоночка» встреча нежданных гостей должна проводиться родителями адекватно с пониманием исполнения должностных обязанностей представителями.

Недопустимо проявление агрессии по отношению к органам или выражения явной растерянности и желания прекращения визита.

До проведения проверки следует ознакомиться с документами проверяющих, при наличии подозрений позвонить в службу по поводу уточнения.

Со своей стороны предъявить контролёрам:

  • документы, подтверждающие интересующие личности (паспорта родителей, свидетельства о рождении несовершеннолетних детей);
  • обзор мест, отведенных для проживания и развития детей (предметы мебели для сна и обучения, детского гардероба);
  • объективные причины инициирования визита (конфликтная ситуация с соседями или знакомыми, борьба за детскую привязанность со стороны бывшего супруга, отсутствие компромисса по воспитанию с детским учреждением);
  • письменное подтверждение несогласия со сделанными выводами при указании в акте с сопутствующим детальным разъяснением (например, отсутствие уборки – это не антисанитария, а жилой беспорядок, не препятствующий развитию детей и не таящий угрозу здоровью и т.д.).

Распространённые ошибки родителей, насмотревшихся видео, как опека забирает детей, — встреча проверяющих, как «врагов народа» вместо поиска компромисса, объяснения ситуации и понимания того, что получив сигнал, органы обязаны произвести проверку.

Судебное решение

На длительный период забирают ребёнка из семьи только на основании судебного решения о лишении родительских прав либо их ограничении с последующим определением в детский дом, школу-интернат или в дом малютки в зависимости от детского возраста. Как отобрать ребёнка у пьющей матери или агрессивно настроенного отца? Это возможно при наличии решения суда о лишении родительских прав, принимаемого в следующих ситуациях:

  • при систематическом невыполнении обязанностей по содержанию и развитию, включая неуплату алиментов, нежелание трудоустройства;
  • в результате хронического заболевания наркоманией или алкоголизмом, подтверждённого заключением наркологического диспансера;
  • вследствие злоупотребления правами и жестоким обращением или совершения умышленного преступления против детей.

Лишение родительских прав – это крайняя мера при невозможности обеспечить правовую защиту несовершеннолетним иными способами.

При возникновении обстоятельств, не зависящих от родителей, но имеющих угрозу для детей суд принимает решение об ограничении родительских прав.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Это может быть тяжёлое заболевание или расстройство психического характера, подтверждённое психоневрологическим учреждением.
[/attention][/attention][/attention]

Для возврата утраченных прав или снятия ограничения необходимо повторное обращение в судебную инстанцию с документальным подтверждением факта исправления в виде:

  • справок из медицинских учреждений о выздоровлении;
  • положительных характеристик с мест работы;
  • свидетельских показаний с подтверждением ведения здорового образа жизни.

Если ребёнок достиг десятилетнего возраста, то при решении вопроса о восстановлении прав суд должен выслушать и учесть детское мнение. При состоявшемся процессе усыновления возврат родительских прав становится невозможным.

Инициировать изъятие ребёнка из семьи на длительный период ни органы опеки, ни полиция не могут без соответствующего решения судов с лишением родительских прав одного или обоих родителей.

Суды принимают данную меру, как крайность, грозящую здоровью и жизни детей при отсутствии альтернативы.

Для исправления родителям отводится шесть месяцев, на протяжении которых запрещено усыновление и передача на постоянное воспитание в другие семьи.

Бесплатный вопрос юристу

Нуждаетесь в консультации? Задайте вопрос прямо на сайте. Все консультации бесплатны/ Качество и полнота ответа юриста зависит от того, насколько полно и четко вы опишете Вашу проблему:

© 2020 zakon-dostupno.ru

Источник: https://zakon-dostupno.ru/opeka/removing-child-from-family/

Как будет происходить изъятие детей из семьи органами опеки по новому законопроекту

Основания для изъятия ребенка из семьи

Защита интересов детей для государства находится на первом месте, что подчеркивается в достаточно большом числе нормативных актов, в том числе теперь и в Конституции Российской Федерации. Однако нередко такая защита интересов детей может эти интересы нарушать, если органы опеки и попечительства принудительно забирают из семьи детей, явно злоупотребляя своим правом.

10 июля 2020 года в Государственную думу был внесен законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты, которые действуют на сегодняшний день в Российской Федерации.

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Основания для изъятия ребенка из семьи
Основания для изъятия ребенка из семьи

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей изсемьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 
[/attention][/attention][/attention]

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.
[/attention][/attention][/attention]

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

https://www.youtube.com/watch?v=Fdo5rXwJCZc

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/07/16/deti-opeka-sud/

Детей доверят судьям

Основания для изъятия ребенка из семьи

Изымать детей из семей в случае угрозы жизни и здоровью только по решению суда, который должен вынести свой вердикт в течение 24 часов, предлагается во внесенном в Госдуму законопроекте.

Авторы документа ссылаются на аналогичную норму в законодательстве РСФСР 1969 года, указывая при этом, что порядок отобрания разработан с учетом новых норм Конституции России. Опрошенные “Ъ” эксперты в целом одобряют инициативу, однако указывают на необходимость широкого общественного обсуждения документа и на ряд не до конца ясных моментов.

В частности, в законопроекте нет критериев для определения необходимости немедленного изъятия, которое допускается в документе в исключительных случаях.

Законопроект, который вносит изменения в Гражданский кодекс, Семейный кодекс и закон «О полиции», разработали депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас.

Они объясняют инициативу новыми положениями Конституции (авторы возглавляют рабочую группу по подготовке изменений): «В силу п. 4 ст. 67.

1 дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России… Реализация указанных конституционных положений требует от законодателя максимально эффективных механизмов охраны прав и интересов ребенка, а также обеспечения для него возможности жить и воспитываться в семье».

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Отобрание ребенка предлагается производить только «при непосредственной угрозе его жизни и здоровью по общему правилу на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства».
[/attention][/attention][/attention]

Суд должен будет рассматривать вопрос в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или полиции.

При этом «в исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки при участии прокурора и органов внутренних дел может изъять ребенка, составив акт с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни».

Авторы поясняют, что сейчас административный порядок отобрания ребенка при угрозе его жизни и здоровью закреплен в ст.

 77 Семейного кодекса, его производят органы опеки на основании акта органа исполнительной власти субъекта РФ: «Вместе с тем многолетняя практика свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)».

Господа Крашенинников и Клишас полагают, что «требуемый уровень правовой защиты интересов частных лиц способна обеспечить лишь судебная форма юрисдикционной защиты», и указывают, что Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года содержал правило об отобрании ребенка именно на основании решения суда.

Напомним, изъятие детей сотрудниками органов опеки или полицейскими неоднократно вызывало общественный резонанс. В 2015 году в больнице Санкт-Петербурга умер пятимесячный Умарали Назаров, которого забрали от матери из квартиры, в которой проживали мигранты из Таджикистана.

В том же году в больнице Новороссийска погиб трехмесячный Родион Тонких — одним из поводов для отобрания младенца стало недостаточное, по мнению сотрудников опеки, количество продуктов в холодильнике.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
В сообщении, которое распространила пресс-служба господина Крашенинникова, указывается, что причиной для вмешательства соцслужбы может быть нехватка игрушек, громкий плач, отсутствие отдельной комнаты у ребенка: «Произвольное вмешательство органов опеки и попечительства в дела семьи… иногда не имеют под собой не только реальной угрозы жизни или здоровью ребенка, но и связано с нежеланием оказать социальную поддержку».
[/attention][/attention][/attention]

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская полагает, что «сама идея о введении судебного подтверждения отобрания однозначно хороша», однако «нужно все продумать процедурно»: «Можно легко предположить, что по сложным историям, в которых суды не смогут разобраться за короткий срок, решения будут выноситься автоматически. То есть процедура может стать формальной: опека запрашивает, суд подтверждает». Среди положительных моментов законопроекта эксперт отметила указание необходимости присутствия на судебном процессе семьи ребенка, но предположила, что «за 24 часа семья может быть не уведомлена или же не будет достаточно трезва, чтобы добраться до суда».

Говоря о срочном отобрании детей при угрозе жизни, госпожа Альшанская отметила, что «невозможно на глазок сотрудникам опеки или полиции определить, умрет ли ребенок в течение нескольких часов»: «Я бы сильно подумала над адекватностью этой формулировки».

Она также отметила, что необходима процедура временного перемещения ребенка, например, к родственникам или друзьям семьи: «Сейчас нет процедуры срочной передачи доверенным лицам, а также нет механизмов дальнейшей работы с семьей».

«Хотелось бы, чтобы эту историю продумали и обсудили, в результате чего у нас появилась бы профессиональная система защиты детей»,— сказала Елена Альшанская, добавив, что ей неизвестно, с какими общественными организациями консультировались авторы проекта.

Адвокат, экс-омбудсмен Павел Астахов в разговоре с “Ъ” также поддержал законопроект: «Все внесудебные процедуры ведут к злоупотреблению, субъективизм играет в этих вопросах всегда пагубную роль».

«В законе должны быть прописаны все критерии и основания для срочных мер,— сказал он.

— Я, прежде всего, выносил бы документ на обсуждение родительской общественности и проводил обсуждение во всех общественных палатах».

Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4414960

Законопроект об ограничении изъятия детей из семьи: как он будет работать

Основания для изъятия ребенка из семьи

В начале июля в Государственную Думу был внесен пакет поправок, которые призваны ограничить внесудебный порядок изъятия детей из семьи.

Предлагаемые нормы направлены на обеспечение конституционных положений о защите семьи, создание условий для достойного воспитания детей в семье.

Сейчас над законопроектом работает профильный Комитет по государственному строительству и законодательству, рассмотреть его предполагается в осеннюю сессию.

В адрес редакции официального сайта ГД и социальных сетей поступают многочисленные вопросы с просьбой разъяснить положения законопроекта. Вместе с пресс-службой профильного комитета отвечаем на наиболее частые из них.

Угрозаребенку — что это значит и кто будет определять ее наличие?

Законопроект разработан в целях защиты семьи,создания условий для достойного воспитания детей в семье. Новые нормы направленына ограничение внесудебного порядка отобрания детей из семьи.

Предлагается передать вопрос отобранияребенка (при непосредственной угрозе его жизни или здоровью) из компетенцииорганов опеки и попечительства в компетенцию суда.

По поводу оснований для подачи заявления в суд об отобрании ребенка необходимо отметить следующее. Условия, в которыхнаходится ребенок, должны свидетельствовать о явной угрозе его жизни и здоровью.

То есть – о реальной возможностинаступления негативных последствий в виде смерти, причинения серьезного вреда егофизическому или психическому здоровью вследствие поведения родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Речь, в частности,идет об отсутствии ухода за ребенком, отвечающего его физиологическимпотребностям в соответствии с возрастом и состоянием здоровья.
[/attention][/attention][/attention]

Например, высокаястепень физического истощения ребенка и непредоставление ему в течениедлительного времени воды, питания, отсутствие ухода за грудным ребенком либооставление его на длительное время одного, без присмотра. Реальная степеньопасности для ребенка должна определяться в каждом конкретном случае с учетомвозраста, состояния здоровья, а также иных обстоятельств его проживания.

По законопроектуорган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение о нахождении ребенка в опасной ситуации, должны немедленно проверить эти обстоятельства.И, если по их мнению такая опасность действительно существует, то передать всенеобходимые доказательства в суд.

Суд в заседании с участием прокурора,родителей ребенка, самого ребенка (при возможности для него принять участие), а также при необходимости – иных заинтересованных лиц (родственников, психологови т. п.) решает вопрос о возможности или невозможности дальнейшего нахожденияребенка в данном месте.

Здесь важен индивидуальныйподход и оценка совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Отметим, чтосейчас вопрос об отобрании ребенка из семьи относится к компетенции органовопеки. Основанием для этого нередко является отсутствие нужных или наличие просроченныхпродуктов питания в холодильнике, нехватка игрушек у ребенка, отсутствиеотдельной комнаты, громкий плач малыша, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой, наличие синяков на теле ребенка и т. п.

Немало примеров того, когдамалообеспеченные семьи обращались за денежной помощью в государственные и муниципальные органы, чем привлекали внимание органов опеки и попечительства, и становились жертвами применения статьи 77 Семейного кодекса, которая позволяет этиморганам немедленно изъять ребенка из семьи. Решение принимается имисамостоятельно.

А родственники потом могут оспаривать действия органов опеки в суде.

Ктои по каким признакам будет решать, что есть риск наступления смерти ребенка в течение нескольких часов?

Напомним, что основаниячасть норм законопроекта посвящена судебной процедуре отобрания ребенка. В основеэтих норм заложена идея – спасти ребенка. Мерыпо немедленному внесудебному отобранию носят чрезвычайный характер. Их применениевозможно только в исключительных случаях, не терпящих отлагательств.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Еслисмерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвестиотобрание. То есть процедура будет коллегиальной — помимо органа опеки будетприсутствовать и прокурор, и представитель органа внутренних дел.
[/attention][/attention][/attention]

В настоящее времявопросы немедленного отобрания ребенка решаются индивидуально органом опеки.Прокурор при этом лишь уведомляется об отобрании. Он не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок.

К сожалению, при такой процедуре случается, что изъятие ребенка не имеет подсобой оснований реальной угрозы его жизни или здоровью, или более того, связаныс нежеланием оказать социальную поддержку многодетным семьям, семьям,нуждающимся в улучшении жилищных условий или оказавшихся в тяжелой жизненнойситуации.

Рисксмерти в течение нескольких часов — это сколько? Если есть риск смерти в течение нескольких дней — от недоедания, например — это подпадает под«несколько часов»?

Законопроектомпредполагается оперативная оценка ситуации, которая сложилась в каждойконкретной семье. Здесь важен индивидуальный подход и изучение совокупностивсех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Например, серьезноефизическое истощение малолетнего ребенка в течение длительного временинаходящегося без присмотра.

Конечно, сам по себе факт отсутствия продуктов в холодильнике не может быть таким обстоятельством, он должен быть оценен в совокупности с другими фактами.

Какродителям успеть подготовиться к суду, если его проводят в течение 24 часов?Как успеть найти подходящего адвоката за это время?

Прежде всего, надо понимать, что речь идето жизни ребенка. Степень социальной опасности ситуации высока. Поэтому предлагаютсятакие сроки.

Заявление об отобрании ребенкарассматривается в судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства,прокурора, родителей, других заинтересованных лиц (психолога, педагога и др.) и самого ребенка.

При этом в суде будет решен вопрос не об ограничении родительских прав и всеми вытекающими из этого последствиями, а только вопрос факта – может ли ребенок в сложившейся ситуации безопасно находиться дома. Лишение илиограничение родительских прав – это другой вопрос, который будетрассматриваться в отдельном процессе. На это обращается особое внимание.

Родители вправе нанять адвоката. В этом имможет быть оказана необходимая помощь. Надо обратить внимание, что по действующей процедуре наличие адвоката не предполагается в принципе –немедленное отобрание происходит вообще без санкции суда.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
К примеру, сокращенные срокипроцессуальных действий также предусмотрены в уголовном процессе — в отношении подозреваемого, задержанного при наличии явных следовсовершения преступления.
[/attention][/attention][/attention]

Почемусуд закрытый?

Разбирательствов закрытом судебном заседании должно обеспечивать неприкосновенность частной жизни граждан. Например,сейчас по ГПК РФ всегда в закрытых процессах рассматриваются дела, связанные с усыновлением (удочерением) ребенка.

Если бы заседание было публичным, то в зале могли быприсутствовать посторонние лица, т. е. публика или СМИ. А это может негативносказаться на состоянии ребенка, особенно если его психика и так былатравмирована опасной ситуацией. Кроме того, это может повлечьразглашение информации о частной жизни.

Какможно будет оспорить решение суда?

Решения могут бытьобжалованы в общем порядке – то есть в апелляции, кассации, и в порядкенадзора. Так, например, в соответствии со ст. 320.

1 ГПК РФ решение районного суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в верховный суд республики, краевой, областной суд, судгорода федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа.

Жалобаподается в течение месяца со дня принятия решения судом первой инстанции.

Посколькусудебное разбирательство будет проходить с участием прокурора, он также сможет оспоритьрешение суда, если посчитает, что интересы ребенка не соблюдены. Таким образом,вариантов защиты в соответствии с законопроектом становится больше, а не меньше.

Правда ли, что законопроект сделает возможным срочное изъятие детей из семьи по любымпричинам?

Нет, наоборот, законопроект предусматривает существенноеограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки. В суде должны быть представлены и исследованы все доказательстваи обоснования того, что действительно существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительствасамостоятельно, по их усмотрению, без учета мненияродителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованныхлиц.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Еслизаглянуть в отечественную историю, в семейном законодательстве СССР (Основызаконодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года,Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года)былаустановлена именно судебная процедура отобрания детей, независимо от лишенияродительских прав – в случае, если ребенок находился в опасности. А в исключительных случаях — при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка —орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленномотобрании ребенка, лишь уведомив прокурора, и обратившись впоследствии в недельный срок с иском в суд о лишении родительских прав.
[/attention][/attention][/attention]

Похожуюпроцедуру предлагается закрепить сейчас, но еще больше ограничив усмотрениеопеки. Указывается, что немедленное отобрание ребенка органами опеки можетпроизводиться только при участиипрокурора и органа внутренних дел — при наличии оснований полагать, что смертьребенка может наступить в течение нескольких часов. То естькогда промедление можетпривести к неминуемой гибели ребенка.

Какбудут наказывать чиновников из органов опеки, превышающих свои полномочия?

Предлагаемые нормы уменьшают возможные«превышения» и злоупотребленияполномочиями. Нормы направлены на защиту прав ребенка. Если все‑таки чиновникинарушают закон, то на них распространяются все общие меры ответственности,предусмотренные законодательством. Они должны будут возместить вред,причиненный незаконными действиями, т.

 е. к ним будут применены меры гражданско-правовойответственности. Также дисциплинарная ответственность – вплоть до увольнения. Возможна и уголовная ответственность – за халатность в соответствии со ст. 293 УК РФ. Если же в результатенезаконных действий органов опеки ребенок погибнет, то наказание — лишениесвободы до пяти лет.

Источник: http://duma.gov.ru/news/49126/

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки: причины, основания

Основания для изъятия ребенка из семьи

Последние изменения: Январь 2020

Законодательная расплывчатость и определение органами опеки и попечительства самостоятельно, когда возможно изъятие ребёнка из семьи, создало массу мифов и легенд о незаконном отобрании у нормальных родителей.

Представителям необходимо определиться с понятиями реальной угрозы для жизни и здоровья, создаваемых в силу безответственности, ненужности детей или злоупотребления вредными привычками.

Органы должны отделить случайность явления от закономерности при принятии решения, а затем выполнить действия в соответствии с установленным законодательством алгоритмом.

Основания и процедура изъятия

Единственное основание для немедленного отобрания детей в соответствии со статьёй 77 СК РФ – выявление непосредственной угрозы для жизни и здоровья.

Процедура изъятия ребёнка из семьи органами опеки включает алгоритм последовательного проведения действий:

  • наличия составленного акта от имени исполнительной власти или муниципалитета;
  • незамедлительного уведомления прокуратуры;
  • временного устройства ребёнка в детское учреждение до установления дальнейшего места постоянного пребывания;
  • обращения в судебный орган с исковым заявлением о лишении или ограничении родительских прав на протяжении семи дней после физического отобрания.

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки закон не допускает без акта исполнительной власти при отсутствии прямой угрозы для жизни или здоровья. Представители опекунского совета могут только произвести оценку жилищных условий. Как сопоставить показатели, таящие фактическую угрозу с её отсутствием?

Возможен двоякий подход при рассмотрении и анализе ряда критериев:

  1. Наличие запасов продуктов в холодильнике. При анализе содержимого и установлении нехватки продуктов питания до среднего уровня потребительской корзины на одного человека можно констатировать недоедание детей, несущее угрозу здоровью, а можно сделать заключение о временном невыходе в супермаркет, навёрстываемом и изменяющем в корне показатели одним посещением продуктового магазина или рынка.
  2. Синяки и ссадины на теле ребёнка. Наличие может свидетельствовать как о драке в детском учреждении, так и о рукоприкладстве родителей в воспитательных целях в пределах допустимых норм, не считающихся избиением и не несущим угрозы для здоровья и жизни.
  3. Нахождение родителей в состоянии алкогольного опьянения. Употребление спиртных напитков не запрещено законом, но опекунскому совету необходимо разграничить потерю контроля над ситуацией, способную привести к несчастному случаю в результате отсутствия контроля детского поведения. Следует отличать наличие агрессии, способствующей к необузданному проявлению, включая отношение к детям и просто приятное времяпровождение, не несущее угроз физической расправы или негативного влияния на детскую психику.

Образец акта об отобрании ребенка

Как отделить грань между употреблением алкоголя в безобидном количестве для всеобщего веселья и переходе в состоянии агрессии, чреватого опасностью по отношению к окружающим, ведь «от накрытых столов до пробитых голов» один шаг? Чтобы не допустить отсутствие выполнения собственных обязанностей в силу не придания значения обстоятельствам, государственные органы опеки отбирают детей, часто перестраховываясь и действуя по принципу: лучше забрать живого ребёнка, чем анализировать причины смерти.

Контроль и инициирование проверок органами опеки

Специалисты опекунского совета вправе посещать любую семью, проживающую на подведомственной территории (ст.122 СК РФ) с целью обследования жилищных условий, однако причинами для проведения проверки становятся сигналы о нахождении детей в опасности:

  • детского дошкольного или общеобразовательного учреждения, посещаемого ребёнком;
  • сотрудников медицинской организации;
  • правоохранительных органов;
  • соседей, родственников и знакомых.

За что могут забрать детей органы опеки? При получении травмы осуществить изъятие можно только в случае нанесения родителями и возбуждением уголовного дела правоохранительными органами. Изъятие ребёнка из семьи полицией с дальнейшим местом определения допускается при наличии вызова, выезда на место и фиксации опасности до обследования опекунского совета.

Телевизионные передачи про то, как забирает опека детей, научили родителей относиться с опаской к представителям службы.

Однако часто основания для проведения проверок инициируют сами дети, не в состоянии до конца оценить последствия вмешательства.

В частности, отказ родителей от покупки желаемой вещи может спровоцировать ребёнка на звонок по телефону доверия и сочинением несуществующей в реальности угрозы с последующими действиями представителей государства.

Встреча «визитёров» с родителями

 

Независимо от авторов «звоночка» встреча нежданных гостей должна проводиться родителями адекватно с пониманием исполнения должностных обязанностей представителями.

Недопустимо проявление агрессии по отношению к органам или выражения явной растерянности и желания прекращения визита.

До проведения проверки следует ознакомиться с документами проверяющих, при наличии подозрений позвонить в службу по поводу уточнения.

Со своей стороны предъявить контролёрам:

  • документы, подтверждающие интересующие личности (паспорта родителей, свидетельства о рождении несовершеннолетних детей);
  • обзор мест, отведенных для проживания и развития детей (предметы мебели для сна и обучения, детского гардероба);
  • объективные причины инициирования визита (конфликтная ситуация с соседями или знакомыми, борьба за детскую привязанность со стороны бывшего супруга, отсутствие компромисса по воспитанию с детским учреждением);
  • письменное подтверждение несогласия со сделанными выводами при указании в акте с сопутствующим детальным разъяснением (например, отсутствие уборки – это не антисанитария, а жилой беспорядок, не препятствующий развитию детей и не таящий угрозу здоровью и т.д.).

Распространённые ошибки родителей, насмотревшихся видео, как опека забирает детей, — встреча проверяющих, как «врагов народа» вместо поиска компромисса, объяснения ситуации и понимания того, что получив сигнал, органы обязаны произвести проверку.

Судебное решение

На длительный период забирают ребёнка из семьи только на основании судебного решения о лишении родительских прав либо их ограничении с последующим определением в детский дом, школу-интернат или в дом малютки в зависимости от детского возраста. Как отобрать ребёнка у пьющей матери или агрессивно настроенного отца? Это возможно при наличии решения суда о лишении родительских прав, принимаемого в следующих ситуациях:

  • при систематическом невыполнении обязанностей по содержанию и развитию, включая неуплату алиментов, нежелание трудоустройства;
  • в результате хронического заболевания наркоманией или алкоголизмом, подтверждённого заключением наркологического диспансера;
  • вследствие злоупотребления правами и жестоким обращением или совершения умышленного преступления против детей.

Лишение родительских прав – это крайняя мера при невозможности обеспечить правовую защиту несовершеннолетним иными способами.

При возникновении обстоятельств, не зависящих от родителей, но имеющих угрозу для детей суд принимает решение об ограничении родительских прав.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Это может быть тяжёлое заболевание или расстройство психического характера, подтверждённое психоневрологическим учреждением.
[/attention][/attention][/attention]

Для возврата утраченных прав или снятия ограничения необходимо повторное обращение в судебную инстанцию с документальным подтверждением факта исправления в виде:

  • справок из медицинских учреждений о выздоровлении;
  • положительных характеристик с мест работы;
  • свидетельских показаний с подтверждением ведения здорового образа жизни.

Если ребёнок достиг десятилетнего возраста, то при решении вопроса о восстановлении прав суд должен выслушать и учесть детское мнение. При состоявшемся процессе усыновления возврат родительских прав становится невозможным.

Инициировать изъятие ребёнка из семьи на длительный период ни органы опеки, ни полиция не могут без соответствующего решения судов с лишением родительских прав одного или обоих родителей.

Суды принимают данную меру, как крайность, грозящую здоровью и жизни детей при отсутствии альтернативы.

Для исправления родителям отводится шесть месяцев, на протяжении которых запрещено усыновление и передача на постоянное воспитание в другие семьи.

Бесплатный вопрос юристу

Нуждаетесь в консультации? Задайте вопрос прямо на сайте. Все консультации бесплатны/ Качество и полнота ответа юриста зависит от того, насколько полно и четко вы опишете Вашу проблему:

© 2020 zakon-dostupno.ru

Источник: https://zakon-dostupno.ru/opeka/removing-child-from-family/

Как будет происходить изъятие детей из семьи органами опеки по новому законопроекту

Основания для изъятия ребенка из семьи

Защита интересов детей для государства находится на первом месте, что подчеркивается в достаточно большом числе нормативных актов, в том числе теперь и в Конституции Российской Федерации. Однако нередко такая защита интересов детей может эти интересы нарушать, если органы опеки и попечительства принудительно забирают из семьи детей, явно злоупотребляя своим правом.

10 июля 2020 года в Государственную думу был внесен законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты, которые действуют на сегодняшний день в Российской Федерации.

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Основания для изъятия ребенка из семьи
Основания для изъятия ребенка из семьи

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей изсемьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 
[/attention][/attention][/attention]

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.
[/attention][/attention][/attention]

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

https://www.youtube.com/watch?v=Fdo5rXwJCZc

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/07/16/deti-opeka-sud/

Детей доверят судьям

Основания для изъятия ребенка из семьи

Изымать детей из семей в случае угрозы жизни и здоровью только по решению суда, который должен вынести свой вердикт в течение 24 часов, предлагается во внесенном в Госдуму законопроекте.

Авторы документа ссылаются на аналогичную норму в законодательстве РСФСР 1969 года, указывая при этом, что порядок отобрания разработан с учетом новых норм Конституции России. Опрошенные “Ъ” эксперты в целом одобряют инициативу, однако указывают на необходимость широкого общественного обсуждения документа и на ряд не до конца ясных моментов.

В частности, в законопроекте нет критериев для определения необходимости немедленного изъятия, которое допускается в документе в исключительных случаях.

Законопроект, который вносит изменения в Гражданский кодекс, Семейный кодекс и закон «О полиции», разработали депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас.

Они объясняют инициативу новыми положениями Конституции (авторы возглавляют рабочую группу по подготовке изменений): «В силу п. 4 ст. 67.

1 дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России… Реализация указанных конституционных положений требует от законодателя максимально эффективных механизмов охраны прав и интересов ребенка, а также обеспечения для него возможности жить и воспитываться в семье».

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Отобрание ребенка предлагается производить только «при непосредственной угрозе его жизни и здоровью по общему правилу на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства».
[/attention][/attention][/attention]

Суд должен будет рассматривать вопрос в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или полиции.

При этом «в исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки при участии прокурора и органов внутренних дел может изъять ребенка, составив акт с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни».

Авторы поясняют, что сейчас административный порядок отобрания ребенка при угрозе его жизни и здоровью закреплен в ст.

 77 Семейного кодекса, его производят органы опеки на основании акта органа исполнительной власти субъекта РФ: «Вместе с тем многолетняя практика свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)».

Господа Крашенинников и Клишас полагают, что «требуемый уровень правовой защиты интересов частных лиц способна обеспечить лишь судебная форма юрисдикционной защиты», и указывают, что Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года содержал правило об отобрании ребенка именно на основании решения суда.

Напомним, изъятие детей сотрудниками органов опеки или полицейскими неоднократно вызывало общественный резонанс. В 2015 году в больнице Санкт-Петербурга умер пятимесячный Умарали Назаров, которого забрали от матери из квартиры, в которой проживали мигранты из Таджикистана.

В том же году в больнице Новороссийска погиб трехмесячный Родион Тонких — одним из поводов для отобрания младенца стало недостаточное, по мнению сотрудников опеки, количество продуктов в холодильнике.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
В сообщении, которое распространила пресс-служба господина Крашенинникова, указывается, что причиной для вмешательства соцслужбы может быть нехватка игрушек, громкий плач, отсутствие отдельной комнаты у ребенка: «Произвольное вмешательство органов опеки и попечительства в дела семьи… иногда не имеют под собой не только реальной угрозы жизни или здоровью ребенка, но и связано с нежеланием оказать социальную поддержку».
[/attention][/attention][/attention]

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская полагает, что «сама идея о введении судебного подтверждения отобрания однозначно хороша», однако «нужно все продумать процедурно»: «Можно легко предположить, что по сложным историям, в которых суды не смогут разобраться за короткий срок, решения будут выноситься автоматически. То есть процедура может стать формальной: опека запрашивает, суд подтверждает». Среди положительных моментов законопроекта эксперт отметила указание необходимости присутствия на судебном процессе семьи ребенка, но предположила, что «за 24 часа семья может быть не уведомлена или же не будет достаточно трезва, чтобы добраться до суда».

Говоря о срочном отобрании детей при угрозе жизни, госпожа Альшанская отметила, что «невозможно на глазок сотрудникам опеки или полиции определить, умрет ли ребенок в течение нескольких часов»: «Я бы сильно подумала над адекватностью этой формулировки».

Она также отметила, что необходима процедура временного перемещения ребенка, например, к родственникам или друзьям семьи: «Сейчас нет процедуры срочной передачи доверенным лицам, а также нет механизмов дальнейшей работы с семьей».

«Хотелось бы, чтобы эту историю продумали и обсудили, в результате чего у нас появилась бы профессиональная система защиты детей»,— сказала Елена Альшанская, добавив, что ей неизвестно, с какими общественными организациями консультировались авторы проекта.

Адвокат, экс-омбудсмен Павел Астахов в разговоре с “Ъ” также поддержал законопроект: «Все внесудебные процедуры ведут к злоупотреблению, субъективизм играет в этих вопросах всегда пагубную роль».

«В законе должны быть прописаны все критерии и основания для срочных мер,— сказал он.

— Я, прежде всего, выносил бы документ на обсуждение родительской общественности и проводил обсуждение во всех общественных палатах».

Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4414960

Законопроект об ограничении изъятия детей из семьи: как он будет работать

Основания для изъятия ребенка из семьи

В начале июля в Государственную Думу был внесен пакет поправок, которые призваны ограничить внесудебный порядок изъятия детей из семьи.

Предлагаемые нормы направлены на обеспечение конституционных положений о защите семьи, создание условий для достойного воспитания детей в семье.

Сейчас над законопроектом работает профильный Комитет по государственному строительству и законодательству, рассмотреть его предполагается в осеннюю сессию.

В адрес редакции официального сайта ГД и социальных сетей поступают многочисленные вопросы с просьбой разъяснить положения законопроекта. Вместе с пресс-службой профильного комитета отвечаем на наиболее частые из них.

Угрозаребенку — что это значит и кто будет определять ее наличие?

Законопроект разработан в целях защиты семьи,создания условий для достойного воспитания детей в семье. Новые нормы направленына ограничение внесудебного порядка отобрания детей из семьи.

Предлагается передать вопрос отобранияребенка (при непосредственной угрозе его жизни или здоровью) из компетенцииорганов опеки и попечительства в компетенцию суда.

По поводу оснований для подачи заявления в суд об отобрании ребенка необходимо отметить следующее. Условия, в которыхнаходится ребенок, должны свидетельствовать о явной угрозе его жизни и здоровью.

То есть – о реальной возможностинаступления негативных последствий в виде смерти, причинения серьезного вреда егофизическому или психическому здоровью вследствие поведения родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Речь, в частности,идет об отсутствии ухода за ребенком, отвечающего его физиологическимпотребностям в соответствии с возрастом и состоянием здоровья.
[/attention][/attention][/attention]

Например, высокаястепень физического истощения ребенка и непредоставление ему в течениедлительного времени воды, питания, отсутствие ухода за грудным ребенком либооставление его на длительное время одного, без присмотра. Реальная степеньопасности для ребенка должна определяться в каждом конкретном случае с учетомвозраста, состояния здоровья, а также иных обстоятельств его проживания.

По законопроектуорган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение о нахождении ребенка в опасной ситуации, должны немедленно проверить эти обстоятельства.И, если по их мнению такая опасность действительно существует, то передать всенеобходимые доказательства в суд.

Суд в заседании с участием прокурора,родителей ребенка, самого ребенка (при возможности для него принять участие), а также при необходимости – иных заинтересованных лиц (родственников, психологови т. п.) решает вопрос о возможности или невозможности дальнейшего нахожденияребенка в данном месте.

Здесь важен индивидуальныйподход и оценка совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Отметим, чтосейчас вопрос об отобрании ребенка из семьи относится к компетенции органовопеки. Основанием для этого нередко является отсутствие нужных или наличие просроченныхпродуктов питания в холодильнике, нехватка игрушек у ребенка, отсутствиеотдельной комнаты, громкий плач малыша, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой, наличие синяков на теле ребенка и т. п.

Немало примеров того, когдамалообеспеченные семьи обращались за денежной помощью в государственные и муниципальные органы, чем привлекали внимание органов опеки и попечительства, и становились жертвами применения статьи 77 Семейного кодекса, которая позволяет этиморганам немедленно изъять ребенка из семьи. Решение принимается имисамостоятельно.

А родственники потом могут оспаривать действия органов опеки в суде.

Ктои по каким признакам будет решать, что есть риск наступления смерти ребенка в течение нескольких часов?

Напомним, что основаниячасть норм законопроекта посвящена судебной процедуре отобрания ребенка. В основеэтих норм заложена идея – спасти ребенка. Мерыпо немедленному внесудебному отобранию носят чрезвычайный характер. Их применениевозможно только в исключительных случаях, не терпящих отлагательств.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Еслисмерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвестиотобрание. То есть процедура будет коллегиальной — помимо органа опеки будетприсутствовать и прокурор, и представитель органа внутренних дел.
[/attention][/attention][/attention]

В настоящее времявопросы немедленного отобрания ребенка решаются индивидуально органом опеки.Прокурор при этом лишь уведомляется об отобрании. Он не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок.

К сожалению, при такой процедуре случается, что изъятие ребенка не имеет подсобой оснований реальной угрозы его жизни или здоровью, или более того, связаныс нежеланием оказать социальную поддержку многодетным семьям, семьям,нуждающимся в улучшении жилищных условий или оказавшихся в тяжелой жизненнойситуации.

Рисксмерти в течение нескольких часов — это сколько? Если есть риск смерти в течение нескольких дней — от недоедания, например — это подпадает под«несколько часов»?

Законопроектомпредполагается оперативная оценка ситуации, которая сложилась в каждойконкретной семье. Здесь важен индивидуальный подход и изучение совокупностивсех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Например, серьезноефизическое истощение малолетнего ребенка в течение длительного временинаходящегося без присмотра.

Конечно, сам по себе факт отсутствия продуктов в холодильнике не может быть таким обстоятельством, он должен быть оценен в совокупности с другими фактами.

Какродителям успеть подготовиться к суду, если его проводят в течение 24 часов?Как успеть найти подходящего адвоката за это время?

Прежде всего, надо понимать, что речь идето жизни ребенка. Степень социальной опасности ситуации высока. Поэтому предлагаютсятакие сроки.

Заявление об отобрании ребенкарассматривается в судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства,прокурора, родителей, других заинтересованных лиц (психолога, педагога и др.) и самого ребенка.

При этом в суде будет решен вопрос не об ограничении родительских прав и всеми вытекающими из этого последствиями, а только вопрос факта – может ли ребенок в сложившейся ситуации безопасно находиться дома. Лишение илиограничение родительских прав – это другой вопрос, который будетрассматриваться в отдельном процессе. На это обращается особое внимание.

Родители вправе нанять адвоката. В этом имможет быть оказана необходимая помощь. Надо обратить внимание, что по действующей процедуре наличие адвоката не предполагается в принципе –немедленное отобрание происходит вообще без санкции суда.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
К примеру, сокращенные срокипроцессуальных действий также предусмотрены в уголовном процессе — в отношении подозреваемого, задержанного при наличии явных следовсовершения преступления.
[/attention][/attention][/attention]

Почемусуд закрытый?

Разбирательствов закрытом судебном заседании должно обеспечивать неприкосновенность частной жизни граждан. Например,сейчас по ГПК РФ всегда в закрытых процессах рассматриваются дела, связанные с усыновлением (удочерением) ребенка.

Если бы заседание было публичным, то в зале могли быприсутствовать посторонние лица, т. е. публика или СМИ. А это может негативносказаться на состоянии ребенка, особенно если его психика и так былатравмирована опасной ситуацией. Кроме того, это может повлечьразглашение информации о частной жизни.

Какможно будет оспорить решение суда?

Решения могут бытьобжалованы в общем порядке – то есть в апелляции, кассации, и в порядкенадзора. Так, например, в соответствии со ст. 320.

1 ГПК РФ решение районного суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в верховный суд республики, краевой, областной суд, судгорода федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа.

Жалобаподается в течение месяца со дня принятия решения судом первой инстанции.

Посколькусудебное разбирательство будет проходить с участием прокурора, он также сможет оспоритьрешение суда, если посчитает, что интересы ребенка не соблюдены. Таким образом,вариантов защиты в соответствии с законопроектом становится больше, а не меньше.

Правда ли, что законопроект сделает возможным срочное изъятие детей из семьи по любымпричинам?

Нет, наоборот, законопроект предусматривает существенноеограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки. В суде должны быть представлены и исследованы все доказательстваи обоснования того, что действительно существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительствасамостоятельно, по их усмотрению, без учета мненияродителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованныхлиц.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Еслизаглянуть в отечественную историю, в семейном законодательстве СССР (Основызаконодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года,Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года)былаустановлена именно судебная процедура отобрания детей, независимо от лишенияродительских прав – в случае, если ребенок находился в опасности. А в исключительных случаях — при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка —орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленномотобрании ребенка, лишь уведомив прокурора, и обратившись впоследствии в недельный срок с иском в суд о лишении родительских прав.
[/attention][/attention][/attention]

Похожуюпроцедуру предлагается закрепить сейчас, но еще больше ограничив усмотрениеопеки. Указывается, что немедленное отобрание ребенка органами опеки можетпроизводиться только при участиипрокурора и органа внутренних дел — при наличии оснований полагать, что смертьребенка может наступить в течение нескольких часов. То естькогда промедление можетпривести к неминуемой гибели ребенка.

Какбудут наказывать чиновников из органов опеки, превышающих свои полномочия?

Предлагаемые нормы уменьшают возможные«превышения» и злоупотребленияполномочиями. Нормы направлены на защиту прав ребенка. Если все‑таки чиновникинарушают закон, то на них распространяются все общие меры ответственности,предусмотренные законодательством. Они должны будут возместить вред,причиненный незаконными действиями, т.

 е. к ним будут применены меры гражданско-правовойответственности. Также дисциплинарная ответственность – вплоть до увольнения. Возможна и уголовная ответственность – за халатность в соответствии со ст. 293 УК РФ. Если же в результатенезаконных действий органов опеки ребенок погибнет, то наказание — лишениесвободы до пяти лет.

Источник: http://duma.gov.ru/news/49126/

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки: причины, основания

Основания для изъятия ребенка из семьи

Последние изменения: Январь 2020

Законодательная расплывчатость и определение органами опеки и попечительства самостоятельно, когда возможно изъятие ребёнка из семьи, создало массу мифов и легенд о незаконном отобрании у нормальных родителей.

Представителям необходимо определиться с понятиями реальной угрозы для жизни и здоровья, создаваемых в силу безответственности, ненужности детей или злоупотребления вредными привычками.

Органы должны отделить случайность явления от закономерности при принятии решения, а затем выполнить действия в соответствии с установленным законодательством алгоритмом.

Основания и процедура изъятия

Единственное основание для немедленного отобрания детей в соответствии со статьёй 77 СК РФ – выявление непосредственной угрозы для жизни и здоровья.

Процедура изъятия ребёнка из семьи органами опеки включает алгоритм последовательного проведения действий:

  • наличия составленного акта от имени исполнительной власти или муниципалитета;
  • незамедлительного уведомления прокуратуры;
  • временного устройства ребёнка в детское учреждение до установления дальнейшего места постоянного пребывания;
  • обращения в судебный орган с исковым заявлением о лишении или ограничении родительских прав на протяжении семи дней после физического отобрания.

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки закон не допускает без акта исполнительной власти при отсутствии прямой угрозы для жизни или здоровья. Представители опекунского совета могут только произвести оценку жилищных условий. Как сопоставить показатели, таящие фактическую угрозу с её отсутствием?

Возможен двоякий подход при рассмотрении и анализе ряда критериев:

  1. Наличие запасов продуктов в холодильнике. При анализе содержимого и установлении нехватки продуктов питания до среднего уровня потребительской корзины на одного человека можно констатировать недоедание детей, несущее угрозу здоровью, а можно сделать заключение о временном невыходе в супермаркет, навёрстываемом и изменяющем в корне показатели одним посещением продуктового магазина или рынка.
  2. Синяки и ссадины на теле ребёнка. Наличие может свидетельствовать как о драке в детском учреждении, так и о рукоприкладстве родителей в воспитательных целях в пределах допустимых норм, не считающихся избиением и не несущим угрозы для здоровья и жизни.
  3. Нахождение родителей в состоянии алкогольного опьянения. Употребление спиртных напитков не запрещено законом, но опекунскому совету необходимо разграничить потерю контроля над ситуацией, способную привести к несчастному случаю в результате отсутствия контроля детского поведения. Следует отличать наличие агрессии, способствующей к необузданному проявлению, включая отношение к детям и просто приятное времяпровождение, не несущее угроз физической расправы или негативного влияния на детскую психику.

Образец ходатайства о направлении ребенка в специализированное учреждение временного содержания

Образец акта об отобрании ребенка

Как отделить грань между употреблением алкоголя в безобидном количестве для всеобщего веселья и переходе в состоянии агрессии, чреватого опасностью по отношению к окружающим, ведь «от накрытых столов до пробитых голов» один шаг? Чтобы не допустить отсутствие выполнения собственных обязанностей в силу не придания значения обстоятельствам, государственные органы опеки отбирают детей, часто перестраховываясь и действуя по принципу: лучше забрать живого ребёнка, чем анализировать причины смерти.

Контроль и инициирование проверок органами опеки

Специалисты опекунского совета вправе посещать любую семью, проживающую на подведомственной территории (ст.122 СК РФ) с целью обследования жилищных условий, однако причинами для проведения проверки становятся сигналы о нахождении детей в опасности:

  • детского дошкольного или общеобразовательного учреждения, посещаемого ребёнком;
  • сотрудников медицинской организации;
  • правоохранительных органов;
  • соседей, родственников и знакомых.

За что могут забрать детей органы опеки? При получении травмы осуществить изъятие можно только в случае нанесения родителями и возбуждением уголовного дела правоохранительными органами. Изъятие ребёнка из семьи полицией с дальнейшим местом определения допускается при наличии вызова, выезда на место и фиксации опасности до обследования опекунского совета.

Телевизионные передачи про то, как забирает опека детей, научили родителей относиться с опаской к представителям службы.

Однако часто основания для проведения проверок инициируют сами дети, не в состоянии до конца оценить последствия вмешательства.

В частности, отказ родителей от покупки желаемой вещи может спровоцировать ребёнка на звонок по телефону доверия и сочинением несуществующей в реальности угрозы с последующими действиями представителей государства.

Встреча «визитёров» с родителями

 

Независимо от авторов «звоночка» встреча нежданных гостей должна проводиться родителями адекватно с пониманием исполнения должностных обязанностей представителями.

Недопустимо проявление агрессии по отношению к органам или выражения явной растерянности и желания прекращения визита.

До проведения проверки следует ознакомиться с документами проверяющих, при наличии подозрений позвонить в службу по поводу уточнения.

Со своей стороны предъявить контролёрам:

  • документы, подтверждающие интересующие личности (паспорта родителей, свидетельства о рождении несовершеннолетних детей);
  • обзор мест, отведенных для проживания и развития детей (предметы мебели для сна и обучения, детского гардероба);
  • объективные причины инициирования визита (конфликтная ситуация с соседями или знакомыми, борьба за детскую привязанность со стороны бывшего супруга, отсутствие компромисса по воспитанию с детским учреждением);
  • письменное подтверждение несогласия со сделанными выводами при указании в акте с сопутствующим детальным разъяснением (например, отсутствие уборки – это не антисанитария, а жилой беспорядок, не препятствующий развитию детей и не таящий угрозу здоровью и т.д.).

Распространённые ошибки родителей, насмотревшихся видео, как опека забирает детей, — встреча проверяющих, как «врагов народа» вместо поиска компромисса, объяснения ситуации и понимания того, что получив сигнал, органы обязаны произвести проверку.

Судебное решение

На длительный период забирают ребёнка из семьи только на основании судебного решения о лишении родительских прав либо их ограничении с последующим определением в детский дом, школу-интернат или в дом малютки в зависимости от детского возраста. Как отобрать ребёнка у пьющей матери или агрессивно настроенного отца? Это возможно при наличии решения суда о лишении родительских прав, принимаемого в следующих ситуациях:

  • при систематическом невыполнении обязанностей по содержанию и развитию, включая неуплату алиментов, нежелание трудоустройства;
  • в результате хронического заболевания наркоманией или алкоголизмом, подтверждённого заключением наркологического диспансера;
  • вследствие злоупотребления правами и жестоким обращением или совершения умышленного преступления против детей.

Лишение родительских прав – это крайняя мера при невозможности обеспечить правовую защиту несовершеннолетним иными способами.

При возникновении обстоятельств, не зависящих от родителей, но имеющих угрозу для детей суд принимает решение об ограничении родительских прав.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Это может быть тяжёлое заболевание или расстройство психического характера, подтверждённое психоневрологическим учреждением.
[/attention][/attention][/attention]

Для возврата утраченных прав или снятия ограничения необходимо повторное обращение в судебную инстанцию с документальным подтверждением факта исправления в виде:

  • справок из медицинских учреждений о выздоровлении;
  • положительных характеристик с мест работы;
  • свидетельских показаний с подтверждением ведения здорового образа жизни.

Если ребёнок достиг десятилетнего возраста, то при решении вопроса о восстановлении прав суд должен выслушать и учесть детское мнение. При состоявшемся процессе усыновления возврат родительских прав становится невозможным.

Инициировать изъятие ребёнка из семьи на длительный период ни органы опеки, ни полиция не могут без соответствующего решения судов с лишением родительских прав одного или обоих родителей.

Суды принимают данную меру, как крайность, грозящую здоровью и жизни детей при отсутствии альтернативы.

Для исправления родителям отводится шесть месяцев, на протяжении которых запрещено усыновление и передача на постоянное воспитание в другие семьи.

Бесплатный вопрос юристу

Нуждаетесь в консультации? Задайте вопрос прямо на сайте. Все консультации бесплатны/ Качество и полнота ответа юриста зависит от того, насколько полно и четко вы опишете Вашу проблему:

© 2020 zakon-dostupno.ru

Источник: https://zakon-dostupno.ru/opeka/removing-child-from-family/

Как будет происходить изъятие детей из семьи органами опеки по новому законопроекту

Основания для изъятия ребенка из семьи

Защита интересов детей для государства находится на первом месте, что подчеркивается в достаточно большом числе нормативных актов, в том числе теперь и в Конституции Российской Федерации. Однако нередко такая защита интересов детей может эти интересы нарушать, если органы опеки и попечительства принудительно забирают из семьи детей, явно злоупотребляя своим правом.

10 июля 2020 года в Государственную думу был внесен законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты, которые действуют на сегодняшний день в Российской Федерации.

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Основания для изъятия ребенка из семьи
Основания для изъятия ребенка из семьи

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей изсемьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 
[/attention][/attention][/attention]

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.
[/attention][/attention][/attention]

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

https://www.youtube.com/watch?v=Fdo5rXwJCZc

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/07/16/deti-opeka-sud/

Детей доверят судьям

Основания для изъятия ребенка из семьи

Изымать детей из семей в случае угрозы жизни и здоровью только по решению суда, который должен вынести свой вердикт в течение 24 часов, предлагается во внесенном в Госдуму законопроекте.

Авторы документа ссылаются на аналогичную норму в законодательстве РСФСР 1969 года, указывая при этом, что порядок отобрания разработан с учетом новых норм Конституции России. Опрошенные “Ъ” эксперты в целом одобряют инициативу, однако указывают на необходимость широкого общественного обсуждения документа и на ряд не до конца ясных моментов.

В частности, в законопроекте нет критериев для определения необходимости немедленного изъятия, которое допускается в документе в исключительных случаях.

Законопроект, который вносит изменения в Гражданский кодекс, Семейный кодекс и закон «О полиции», разработали депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас.

Они объясняют инициативу новыми положениями Конституции (авторы возглавляют рабочую группу по подготовке изменений): «В силу п. 4 ст. 67.

1 дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России… Реализация указанных конституционных положений требует от законодателя максимально эффективных механизмов охраны прав и интересов ребенка, а также обеспечения для него возможности жить и воспитываться в семье».

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Отобрание ребенка предлагается производить только «при непосредственной угрозе его жизни и здоровью по общему правилу на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства».
[/attention][/attention][/attention]

Суд должен будет рассматривать вопрос в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или полиции.

При этом «в исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки при участии прокурора и органов внутренних дел может изъять ребенка, составив акт с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни».

Авторы поясняют, что сейчас административный порядок отобрания ребенка при угрозе его жизни и здоровью закреплен в ст.

 77 Семейного кодекса, его производят органы опеки на основании акта органа исполнительной власти субъекта РФ: «Вместе с тем многолетняя практика свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)».

Господа Крашенинников и Клишас полагают, что «требуемый уровень правовой защиты интересов частных лиц способна обеспечить лишь судебная форма юрисдикционной защиты», и указывают, что Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года содержал правило об отобрании ребенка именно на основании решения суда.

Напомним, изъятие детей сотрудниками органов опеки или полицейскими неоднократно вызывало общественный резонанс. В 2015 году в больнице Санкт-Петербурга умер пятимесячный Умарали Назаров, которого забрали от матери из квартиры, в которой проживали мигранты из Таджикистана.

В том же году в больнице Новороссийска погиб трехмесячный Родион Тонких — одним из поводов для отобрания младенца стало недостаточное, по мнению сотрудников опеки, количество продуктов в холодильнике.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
В сообщении, которое распространила пресс-служба господина Крашенинникова, указывается, что причиной для вмешательства соцслужбы может быть нехватка игрушек, громкий плач, отсутствие отдельной комнаты у ребенка: «Произвольное вмешательство органов опеки и попечительства в дела семьи… иногда не имеют под собой не только реальной угрозы жизни или здоровью ребенка, но и связано с нежеланием оказать социальную поддержку».
[/attention][/attention][/attention]

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская полагает, что «сама идея о введении судебного подтверждения отобрания однозначно хороша», однако «нужно все продумать процедурно»: «Можно легко предположить, что по сложным историям, в которых суды не смогут разобраться за короткий срок, решения будут выноситься автоматически. То есть процедура может стать формальной: опека запрашивает, суд подтверждает». Среди положительных моментов законопроекта эксперт отметила указание необходимости присутствия на судебном процессе семьи ребенка, но предположила, что «за 24 часа семья может быть не уведомлена или же не будет достаточно трезва, чтобы добраться до суда».

Говоря о срочном отобрании детей при угрозе жизни, госпожа Альшанская отметила, что «невозможно на глазок сотрудникам опеки или полиции определить, умрет ли ребенок в течение нескольких часов»: «Я бы сильно подумала над адекватностью этой формулировки».

Она также отметила, что необходима процедура временного перемещения ребенка, например, к родственникам или друзьям семьи: «Сейчас нет процедуры срочной передачи доверенным лицам, а также нет механизмов дальнейшей работы с семьей».

«Хотелось бы, чтобы эту историю продумали и обсудили, в результате чего у нас появилась бы профессиональная система защиты детей»,— сказала Елена Альшанская, добавив, что ей неизвестно, с какими общественными организациями консультировались авторы проекта.

Адвокат, экс-омбудсмен Павел Астахов в разговоре с “Ъ” также поддержал законопроект: «Все внесудебные процедуры ведут к злоупотреблению, субъективизм играет в этих вопросах всегда пагубную роль».

«В законе должны быть прописаны все критерии и основания для срочных мер,— сказал он.

— Я, прежде всего, выносил бы документ на обсуждение родительской общественности и проводил обсуждение во всех общественных палатах».

Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4414960

Законопроект об ограничении изъятия детей из семьи: как он будет работать

Основания для изъятия ребенка из семьи

В начале июля в Государственную Думу был внесен пакет поправок, которые призваны ограничить внесудебный порядок изъятия детей из семьи.

Предлагаемые нормы направлены на обеспечение конституционных положений о защите семьи, создание условий для достойного воспитания детей в семье.

Сейчас над законопроектом работает профильный Комитет по государственному строительству и законодательству, рассмотреть его предполагается в осеннюю сессию.

В адрес редакции официального сайта ГД и социальных сетей поступают многочисленные вопросы с просьбой разъяснить положения законопроекта. Вместе с пресс-службой профильного комитета отвечаем на наиболее частые из них.

Угрозаребенку — что это значит и кто будет определять ее наличие?

Законопроект разработан в целях защиты семьи,создания условий для достойного воспитания детей в семье. Новые нормы направленына ограничение внесудебного порядка отобрания детей из семьи.

Предлагается передать вопрос отобранияребенка (при непосредственной угрозе его жизни или здоровью) из компетенцииорганов опеки и попечительства в компетенцию суда.

По поводу оснований для подачи заявления в суд об отобрании ребенка необходимо отметить следующее. Условия, в которыхнаходится ребенок, должны свидетельствовать о явной угрозе его жизни и здоровью.

То есть – о реальной возможностинаступления негативных последствий в виде смерти, причинения серьезного вреда егофизическому или психическому здоровью вследствие поведения родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Речь, в частности,идет об отсутствии ухода за ребенком, отвечающего его физиологическимпотребностям в соответствии с возрастом и состоянием здоровья.
[/attention][/attention][/attention]

Например, высокаястепень физического истощения ребенка и непредоставление ему в течениедлительного времени воды, питания, отсутствие ухода за грудным ребенком либооставление его на длительное время одного, без присмотра. Реальная степеньопасности для ребенка должна определяться в каждом конкретном случае с учетомвозраста, состояния здоровья, а также иных обстоятельств его проживания.

По законопроектуорган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение о нахождении ребенка в опасной ситуации, должны немедленно проверить эти обстоятельства.И, если по их мнению такая опасность действительно существует, то передать всенеобходимые доказательства в суд.

Суд в заседании с участием прокурора,родителей ребенка, самого ребенка (при возможности для него принять участие), а также при необходимости – иных заинтересованных лиц (родственников, психологови т. п.) решает вопрос о возможности или невозможности дальнейшего нахожденияребенка в данном месте.

Здесь важен индивидуальныйподход и оценка совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Отметим, чтосейчас вопрос об отобрании ребенка из семьи относится к компетенции органовопеки. Основанием для этого нередко является отсутствие нужных или наличие просроченныхпродуктов питания в холодильнике, нехватка игрушек у ребенка, отсутствиеотдельной комнаты, громкий плач малыша, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой, наличие синяков на теле ребенка и т. п.

Немало примеров того, когдамалообеспеченные семьи обращались за денежной помощью в государственные и муниципальные органы, чем привлекали внимание органов опеки и попечительства, и становились жертвами применения статьи 77 Семейного кодекса, которая позволяет этиморганам немедленно изъять ребенка из семьи. Решение принимается имисамостоятельно.

А родственники потом могут оспаривать действия органов опеки в суде.

Ктои по каким признакам будет решать, что есть риск наступления смерти ребенка в течение нескольких часов?

Напомним, что основаниячасть норм законопроекта посвящена судебной процедуре отобрания ребенка. В основеэтих норм заложена идея – спасти ребенка. Мерыпо немедленному внесудебному отобранию носят чрезвычайный характер. Их применениевозможно только в исключительных случаях, не терпящих отлагательств.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Еслисмерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвестиотобрание. То есть процедура будет коллегиальной — помимо органа опеки будетприсутствовать и прокурор, и представитель органа внутренних дел.
[/attention][/attention][/attention]

В настоящее времявопросы немедленного отобрания ребенка решаются индивидуально органом опеки.Прокурор при этом лишь уведомляется об отобрании. Он не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок.

К сожалению, при такой процедуре случается, что изъятие ребенка не имеет подсобой оснований реальной угрозы его жизни или здоровью, или более того, связаныс нежеланием оказать социальную поддержку многодетным семьям, семьям,нуждающимся в улучшении жилищных условий или оказавшихся в тяжелой жизненнойситуации.

Рисксмерти в течение нескольких часов — это сколько? Если есть риск смерти в течение нескольких дней — от недоедания, например — это подпадает под«несколько часов»?

Законопроектомпредполагается оперативная оценка ситуации, которая сложилась в каждойконкретной семье. Здесь важен индивидуальный подход и изучение совокупностивсех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Например, серьезноефизическое истощение малолетнего ребенка в течение длительного временинаходящегося без присмотра.

Конечно, сам по себе факт отсутствия продуктов в холодильнике не может быть таким обстоятельством, он должен быть оценен в совокупности с другими фактами.

Какродителям успеть подготовиться к суду, если его проводят в течение 24 часов?Как успеть найти подходящего адвоката за это время?

Прежде всего, надо понимать, что речь идето жизни ребенка. Степень социальной опасности ситуации высока. Поэтому предлагаютсятакие сроки.

Заявление об отобрании ребенкарассматривается в судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства,прокурора, родителей, других заинтересованных лиц (психолога, педагога и др.) и самого ребенка.

При этом в суде будет решен вопрос не об ограничении родительских прав и всеми вытекающими из этого последствиями, а только вопрос факта – может ли ребенок в сложившейся ситуации безопасно находиться дома. Лишение илиограничение родительских прав – это другой вопрос, который будетрассматриваться в отдельном процессе. На это обращается особое внимание.

Родители вправе нанять адвоката. В этом имможет быть оказана необходимая помощь. Надо обратить внимание, что по действующей процедуре наличие адвоката не предполагается в принципе –немедленное отобрание происходит вообще без санкции суда.

[attention type=yellow][attention type=yellow][attention type=yellow]
К примеру, сокращенные срокипроцессуальных действий также предусмотрены в уголовном процессе — в отношении подозреваемого, задержанного при наличии явных следовсовершения преступления.
[/attention][/attention][/attention]

Почемусуд закрытый?

Разбирательствов закрытом судебном заседании должно обеспечивать неприкосновенность частной жизни граждан. Например,сейчас по ГПК РФ всегда в закрытых процессах рассматриваются дела, связанные с усыновлением (удочерением) ребенка.

Если бы заседание было публичным, то в зале могли быприсутствовать посторонние лица, т. е. публика или СМИ. А это может негативносказаться на состоянии ребенка, особенно если его психика и так былатравмирована опасной ситуацией. Кроме того, это может повлечьразглашение информации о частной жизни.

Какможно будет оспорить решение суда?

Решения могут бытьобжалованы в общем порядке – то есть в апелляции, кассации, и в порядкенадзора. Так, например, в соответствии со ст. 320.

1 ГПК РФ решение районного суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в верховный суд республики, краевой, областной суд, судгорода федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа.

Жалобаподается в течение месяца со дня принятия решения судом первой инстанции.

Посколькусудебное разбирательство будет проходить с участием прокурора, он также сможет оспоритьрешение суда, если посчитает, что интересы ребенка не соблюдены. Таким образом,вариантов защиты в соответствии с законопроектом становится больше, а не меньше.

Правда ли, что законопроект сделает возможным срочное изъятие детей из семьи по любымпричинам?

Нет, наоборот, законопроект предусматривает существенноеограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки. В суде должны быть представлены и исследованы все доказательстваи обоснования того, что действительно существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительствасамостоятельно, по их усмотрению, без учета мненияродителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованныхлиц.

[attention type=red][attention type=red][attention type=red]
Еслизаглянуть в отечественную историю, в семейном законодательстве СССР (Основызаконодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года,Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года)былаустановлена именно судебная процедура отобрания детей, независимо от лишенияродительских прав – в случае, если ребенок находился в опасности. А в исключительных случаях — при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка —орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленномотобрании ребенка, лишь уведомив прокурора, и обратившись впоследствии в недельный срок с иском в суд о лишении родительских прав.
[/attention][/attention][/attention]

Похожуюпроцедуру предлагается закрепить сейчас, но еще больше ограничив усмотрениеопеки. Указывается, что немедленное отобрание ребенка органами опеки можетпроизводиться только при участиипрокурора и органа внутренних дел — при наличии оснований полагать, что смертьребенка может наступить в течение нескольких часов. То естькогда промедление можетпривести к неминуемой гибели ребенка.

Какбудут наказывать чиновников из органов опеки, превышающих свои полномочия?

Предлагаемые нормы уменьшают возможные«превышения» и злоупотребленияполномочиями. Нормы направлены на защиту прав ребенка. Если все‑таки чиновникинарушают закон, то на них распространяются все общие меры ответственности,предусмотренные законодательством. Они должны будут возместить вред,причиненный незаконными действиями, т.

 е. к ним будут применены меры гражданско-правовойответственности. Также дисциплинарная ответственность – вплоть до увольнения. Возможна и уголовная ответственность – за халатность в соответствии со ст. 293 УК РФ. Если же в результатенезаконных действий органов опеки ребенок погибнет, то наказание — лишениесвободы до пяти лет.

Источник: http://duma.gov.ru/news/49126/

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки: причины, основания

Основания для изъятия ребенка из семьи

Последние изменения: Январь 2020

Законодательная расплывчатость и определение органами опеки и попечительства самостоятельно, когда возможно изъятие ребёнка из семьи, создало массу мифов и легенд о незаконном отобрании у нормальных родителей.

Представителям необходимо определиться с понятиями реальной угрозы для жизни и здоровья, создаваемых в силу безответственности, ненужности детей или злоупотребления вредными привычками.

Органы должны отделить случайность явления от закономерности при принятии решения, а затем выполнить действия в соответствии с установленным законодательством алгоритмом.

Основания и процедура изъятия

Единственное основание для немедленного отобрания детей в соответствии со статьёй 77 СК РФ – выявление непосредственной угрозы для жизни и здоровья.

Процедура изъятия ребёнка из семьи органами опеки включает алгоритм последовательного проведения действий:

  • наличия составленного акта от имени исполнительной власти или муниципалитета;
  • незамедлительного уведомления прокуратуры;
  • временного устройства ребёнка в детское учреждение до установления дальнейшего места постоянного пребывания;
  • обращения в судебный орган с исковым заявлением о лишении или ограничении родительских прав на протяжении семи дней после физического отобрания.

Изъятие ребёнка из семьи органами опеки закон не допускает без акта исполнительной власти при отсутствии прямой угрозы для жизни или здоровья. Представители опекунского совета могут только произвести оценку жилищных условий. Как сопоставить показатели, таящие фактическую угрозу с её отсутствием?

Возможен двоякий подход при рассмотрении и анализе ряда критериев:

  1. Наличие запасов продуктов в холодильнике. При анализе содержимого и установлении нехватки продуктов питания до среднего уровня потребительской корзины на одного человека можно констатировать недоедание детей, несущее угрозу здоровью, а можно сделать заключение о временном невыходе в супермаркет, навёрстываемом и изменяющем в корне показатели одним посещением продуктового магазина или рынка.
  2. Синяки и ссадины на теле ребёнка. Наличие может свидетельствовать как о драке в детском учреждении, так и о рукоприкладстве родителей в воспитательных целях в пределах допустимых норм, не считающихся избиением и не несущим угрозы для здоровья и жизни.
  3. Нахождение родителей в состоянии алкогольного опьянения. Употребление спиртных напитков не запрещено законом, но опекунскому совету необходимо разграничить потерю контроля над ситуацией, способную привести к несчастному случаю в результате отсутствия контроля детского поведения. Следует отличать наличие агрессии, способствующей к необузданному проявлению, включая отношение к детям и просто приятное времяпровождение, не несущее угроз физической расправы или негативного влияния на детскую психику.

Образец ходатайства о направлении ребенка в специализированное учреждение временного содержания

Образец акта об отобрании ребенка

Как отделить грань между употреблением алкоголя в безобидном количестве для всеобщего веселья и переходе в состоянии агрессии, чреватого опасностью по отношению к окружающим, ведь «от накрытых столов до пробитых голов» один шаг? Чтобы не допустить отсутствие выполнения собственных обязанностей в силу не придания значения обстоятельствам, государственные органы опеки отбирают детей, часто перестраховываясь и действуя по принципу: лучше забрать живого ребёнка, чем анализировать причины смерти.

Контроль и инициирование проверок органами опеки

Специалисты опекунского совета вправе посещать любую семью, проживающую на подведомственной территории (ст.122 СК РФ) с целью обследования жилищных условий, однако причинами для проведения проверки становятся сигналы о нахождении детей в опасности:

  • детского дошкольного или общеобразовательного учреждения, посещаемого ребёнком;
  • сотрудников медицинской организации;
  • правоохранительных органов;
  • соседей, родственников и знакомых.

За что могут забрать детей органы опеки? При получении травмы осуществить изъятие можно только в случае нанесения родителями и возбуждением уголовного дела правоохранительными органами. Изъятие ребёнка из семьи полицией с дальнейшим местом определения допускается при наличии вызова, выезда на место и фиксации опасности до обследования опекунского совета.

Телевизионные передачи про то, как забирает опека детей, научили родителей относиться с опаской к представителям службы.

Однако часто основания для проведения проверок инициируют сами дети, не в состоянии до конца оценить последствия вмешательства.

В частности, отказ родителей от покупки желаемой вещи может спровоцировать ребёнка на звонок по телефону доверия и сочинением несуществующей в реальности угрозы с последующими действиями представителей государства.

Встреча «визитёров» с родителями

 

Независимо от авторов «звоночка» встреча нежданных гостей должна проводиться родителями адекватно с пониманием исполнения должностных обязанностей представителями.

Недопустимо проявление агрессии по отношению к органам или выражения явной растерянности и желания прекращения визита.

До проведения проверки следует ознакомиться с документами проверяющих, при наличии подозрений позвонить в службу по поводу уточнения.

Со своей стороны предъявить контролёрам:

  • документы, подтверждающие интересующие личности (паспорта родителей, свидетельства о рождении несовершеннолетних детей);
  • обзор мест, отведенных для проживания и развития детей (предметы мебели для сна и обучения, детского гардероба);
  • объективные причины инициирования визита (конфликтная ситуация с соседями или знакомыми, борьба за детскую привязанность со стороны бывшего супруга, отсутствие компромисса по воспитанию с детским учреждением);
  • письменное подтверждение несогласия со сделанными выводами при указании в акте с сопутствующим детальным разъяснением (например, отсутствие уборки – это не антисанитария, а жилой беспорядок, не препятствующий развитию детей и не таящий угрозу здоровью и т.д.).

Распространённые ошибки родителей, насмотревшихся видео, как опека забирает детей, — встреча проверяющих, как «врагов народа» вместо поиска компромисса, объяснения ситуации и понимания того, что получив сигнал, органы обязаны произвести проверку.

Судебное решение

На длительный период забирают ребёнка из семьи только на основании судебного решения о лишении родительских прав либо их ограничении с последующим определением в детский дом, школу-интернат или в дом малютки в зависимости от детского возраста. Как отобрать ребёнка у пьющей матери или агрессивно настроенного отца? Это возможно при наличии решения суда о лишении родительских прав, принимаемого в следующих ситуациях:

  • при систематическом невыполнении обязанностей по содержанию и развитию, включая неуплату алиментов, нежелание трудоустройства;
  • в результате хронического заболевания наркоманией или алкоголизмом, подтверждённого заключением наркологического диспансера;
  • вследствие злоупотребления правами и жестоким обращением или совершения умышленного преступления против детей.

Лишение родительских прав – это крайняя мера при невозможности обеспечить правовую защиту несовершеннолетним иными способами.

При возникновении обстоятельств, не зависящих от родителей, но имеющих угрозу для детей суд принимает решение об ограничении родительских прав.

[attention type=green][attention type=green][attention type=green]
Это может быть тяжёлое заболевание или расстройство психического характера, подтверждённое психоневрологическим учреждением.
[/attention][/attention][/attention]

Для возврата утраченных прав или снятия ограничения необходимо повторное обращение в судебную инстанцию с документальным подтверждением факта исправления в виде:

  • справок из медицинских учреждений о выздоровлении;
  • положительных характеристик с мест работы;
  • свидетельских показаний с подтверждением ведения здорового образа жизни.

Если ребёнок достиг десятилетнего возраста, то при решении вопроса о восстановлении прав суд должен выслушать и учесть детское мнение. При состоявшемся процессе усыновления возврат родительских прав становится невозможным.

Инициировать изъятие ребёнка из семьи на длительный период ни органы опеки, ни полиция не могут без соответствующего решения судов с лишением родительских прав одного или обоих родителей.

Суды принимают данную меру, как крайность, грозящую здоровью и жизни детей при отсутствии альтернативы.

Для исправления родителям отводится шесть месяцев, на протяжении которых запрещено усыновление и передача на постоянное воспитание в другие семьи.

Бесплатный вопрос юристу

Нуждаетесь в консультации? Задайте вопрос прямо на сайте. Все консультации бесплатны/ Качество и полнота ответа юриста зависит от того, насколько полно и четко вы опишете Вашу проблему:

© 2020 zakon-dostupno.ru

Источник: https://zakon-dostupno.ru/opeka/removing-child-from-family/

Как будет происходить изъятие детей из семьи органами опеки по новому законопроекту

Основания для изъятия ребенка из семьи

Защита интересов детей для государства находится на первом месте, что подчеркивается в достаточно большом числе нормативных актов, в том числе теперь и в Конституции Российской Федерации. Однако нередко такая защита интересов детей может эти интересы нарушать, если органы опеки и попечительства принудительно забирают из семьи детей, явно злоупотребляя своим правом.

10 июля 2020 года в Государственную думу был внесен законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты, которые действуют на сегодняшний день в Российской Федерации.

Источник: https://zakonguru.com/semejnoje/rebenka/izymat-iz-semi.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.